Блокчейн в торговом финансировании: как это будет?

09.01.2018


Статья опубликована в журнале «Международные банковские операции» №4 (66) за 2017 год 

БЛОКЧЕЙН В ТОРГОВОМ ФИНАНСИРОВАНИИ: КАК ЭТО БУДЕТ?



Татьяна ИВАШКОВА, 
АО «Райффайзенбанк», руководитель отдела документарных операций и торгового финансирования 
ICC Russia, руководитель Рабочей группы по применению блокчейна в торговом финансировании

Платформа для сделок торгового финансирования может быть создана только на базе блокчейна, использующего смарт-контракты. Как работает смарт-контракт? Это особый объект, который заносится в содержимое блокчейна как любая другая информация и становится частью реестра. Смарт-контракт содержит алгоритм, который запускает выполнение заложенного в него действия в результате наступления заданных условий. 
Рассмотрим пример. От бенефициара к исполняющему банку поступили до наступления контрольной даты определенные в условиях аккредитива документы, и результат проверки этих документов против условий аккредитива является положительным. В операционную систему банка передается сигнал об автоматическом формировании платежа в пользу бенефициара (в будущем, возможно, результатом сможет стать автоматический перевод криптовалюты, но пока использование криптовалют в операциях торгового финансирования видится как дело отдаленного будущего). 
В приведенном примере смарт-контракт очень похож на традиционный аккредитив. Неслучайно именно аккредитивы были одними из первых выбраны в качестве поля для экспериментов с технологией блокчейн. На самом деле открытие аккредитива тоже происходит на базе смарт-контракта: если от клиента получена инструкция открыть аккредитив, остаток установленной документарной линии достаточен для открытия непокрытого аккредитива и выполняются другие необходимые условия, то формируется производный смарт-контракт, содержащий те же условия, что и в инструкциях клиента, в операционную систему отправляется команда выполнить соответствующие проводки и т.д. 
У специалиста по аккредитивам может возникнуть резонный вопрос: поскольку условия аккредитива и требования к документам всегда индивидуальны, кто должен написать программу — смарт-контракт, которая будет проверять документы по аккредитиву? И второй вопрос: в этой программе должны быть заложены все правила проверки документов? Ведь проверка документов на соответствие условиям аккредитива — это не простое сопоставление с целью увидеть однозначное совпадение. Решение о соответствии принимается на основании сложившейся практики, экспертного мнения, и не всегда в результате проверки можно прийти к однозначному ответу. 
С большой долей вероятности проверка документов (во всяком случае традиционных, таких как коносамент или авианакладная) будет происходить в специальных приложениях. Заложить алгоритм проверки каждого из документов в смарт-контракт — не вполне разумное решение, учитывая количество параметров, которые должны быть проверены, а также сложный алгоритм проверки каждого из них. 
Кроме того, учитывая огромные операционные риски, связанные с принятием решения об оплате по результатам проверки документов, и объем ответственности банка, принявшего неверное решение, можно предположить, что в будущем появятся системы сертификации таких приложений, аудит приложений независимыми организациями, что позволит снизить до приемлемого уровня риск принятия некорректного решения в результате несовершенства программы. 

Примеры проектов на блокчейне
Если еще год назад на рынке было множество индивидуальных и коллективных проектов, многие создавали собственные платформы (чаще всего на базе Ethereum), то на сегодняшний день работа над проектами торгового финансирования ведется в основном на базе консорциумов и объединений. Стало понятно, что наибольшие перспективы будут иметь платформы с большим количеством участников, построенные при сотрудничестве ведущих банков и представителей IT-индустрии. 
Наиболее известным в России является проект Ассоциации развития финансовых технологий «Децентрализованная сеть обмена и хранения информации «Мастерчейн». Предусматриваются формирование распределенного реестра цифровых гарантий, создание цифровых аккредитивов. Целью проекта является разработка решения, которое дало бы участникам финансового рынка возможность реализовывать свои проекты, в том числе в области торгового финансирования, в среде, соответствующей требованиям российского законодательства. Пока разработанные платформы для цифровых аккредитивов и гарантий будут предназначены для российского рынка, но в будущем возможны и международные проекты.
На международном уровне есть несколько наиболее известных платформ. Специально для финансового сектора была разработана Corda (проект консорциума R3, участниками которого являются порядка 100 банков, а также гиганты IT-индустрии).
Консорциум Hyperledger (сообщество с более чем 100 членами) разрабатывает многоотраслевой блокчейн Hyperledger Fabric, который позиционируется как инкубатор для многочисленных проектов. В настоящее время публикуется много обзоров существующих платформ, поэтому мы не будем на этом останавливаться.
Учитывая успех биткойна как средства расчетов и инвестиций во многих странах мира, а также активность консорциумов, разрабатывающих решения для торгового финансирования, можно было бы предположить, что аккредитивы и гарантии на базе смарт-контрактов должны появиться на рынке торгового финансирования буквально в ближайшие месяцы (и возможно, даже вытеснить традиционные продукты). Но это не так.

Преодолимы ли барьеры?
Причин здесь несколько. 
Среди них в первую очередь стоит выделить недостаточное законодательное регулирование сделок. Риски, которые могут позволить себе частные инвесторы, делающие вложения в криптовалюты, не могут позволить себе банки — одни из самых консервативных участников рынка, несущие огромную ответственность за сохранность средств своих клиентов. Использование банками криптовалют пока не рассматривается, учитывая позицию Банка России, ФНС России и других контролирующих органов. Криптовалюта не может использоваться ни как средство расчетов по сделке, ни даже для оплаты комиссии за транзакцию. Поскольку в некоторых случаях оплата комиссии в криптовалюте обязательна (например, в Ethereum), банки могут использовать только платформы, не работающие с криптовалютами.
Даже если транзакция проводится с расчетами вне блокчейна в обычных денежных средствах, возникают вопросы, связанные с правовым статусом сделок, заключаемых в виде записей в блокчейне и исполняемых посредством смарт-контракта. 

Проводя операции сейчас, стороны должны очень тщательно формировать документацию, чтобы быть готовыми к оспариванию сделки в суде. Представляется, что до внесения изменений в законодательство юридические риски будут брать верх над теми преимуществами, которые можно получить от внедрения новых технологий. Требуется уточнение нормативных актов, регулирующих вопросы комплаенс-контроля. Если же речь идет о международных операциях, следует учитывать и особенности зарубежного законодательства (или отсутствие необходимого регулирования в юрисдикции кого-то из участников сделки).
Другой группой вопросов является применение электронной подписи. Если для внутрироссийских проектов проблема решена во многих проектах, в отношении международных проектов тема проработана недостаточно. 
При подготовке сделки с применением технологии распределенного реестра важно учитывать также требования законодательства в отношении банковской тайны, защиты персональных данных и многие другие вопросы. Особое внимание необходимо уделить вопросам ответственности сторон, разграничения рисков.
Кроме того, существенным барьером является неготовность банков и их клиентов полностью перейти на работу с электронными документами. 

Блокчейн и электронные документы
Во многих пилотных проектах, анонсированных банками, проверка документов осуществлялась сотрудником банка, после чего в систему возвращалась информация о результате проверки. Действительно, количество сделок, где стороны смогли бы полностью представить документы в рамках документарной сделки в электронном виде, очень незначительно. Если бы уже сегодня банки получили полностью готовую к промышленной эксплуатации платформу для торгового финансирования на базе технологии блокчейн, они бы столкнулись с необходимостью обрабатывать скан-копии «бумажных» документов вместо полноценных электронных документов. Безусловно, некоторые виды документов, например счета (инвойсы), счета-фактуры, уже довольно давно выпускаются в электронной форме, на локальном рынке имеются даже общепризнанные стандарты документов (например, электронный формат для счетов-фактур, который принимается ФНС России). 
Ситуация с документами, используемыми в международной торговле, выглядит совершенно иначе. Переход на повсеместное использование электронных коносаментов пока не совершен. Нет сомнений, что диджитализация здесь — вопрос времени, особенно учитывая тот факт, что использование электронных записей вместо «бумажных» документов существенно расширяет возможности контроля: уже сейчас на сайтах некоторых транспортных компаний можно не только убедиться в подлинности представленных транспортных документов, но и отследить статус и местонахождение груза. Такие компании, как Bolero, essDOCS, показали, что электронные документы, в том числе коносамент — это возможно и это удобно. С другой стороны, готовность участников рынка (и банков, и экспортеров, и инфраструктуры) к отказу от «бумажных» документов сейчас крайне низка, и причин здесь несколько. Это и риск, сопряженный с представлением вместо «полного комплекта чистых бортовых коносаментов» электронного документа (действительно, как убедиться, что данный документ существует в единственном экземпляре и именно у меня сейчас права на товар?), и необходимость признания равнозначности «бумажного» и электронного документов в качестве обеспечения. Немаловажными являются издержки, связанные с покупкой и внедрением нового программного обеспечения, и т.д. 
Все же, несмотря на сложности, можно констатировать, что изменения неизбежны, и они уже происходят: таможни работают с электронными декларациями, транспортные компании, курьерские службы предоставляют доступ к данным о транспортировке грузов. Появляются проекты по обработке других документов, например сертификатов происхождения, в электронном виде . И таких примеров немало. Кроме того, есть проекты и по распознаванию «бумажных» документов с дальнейшей их проверкой на основе технологии искусственного интеллекта .

Применимы ли существующие стандарты проверки документов для аккредитивов на блокчейне? 
Сегодня банки принимают решение о платеже в рамках документарной сделки по результатам проверки документов в соответствии с общепринятыми международными правилами и стандартами. Во многих странах унифицированные правила ICC  не только признаны и учитываются судами при рассмотрении споров, но и были инкорпорированы в национальное законодательство. Международное признание сформулированных ICC правил и стандартов определило «единые правила игры» и способствовало существенному снижению риска, увеличению прозрачности процесса проверки, минимизации количества споров (хотя и сейчас спорных ситуаций возникает немало). 
Однако имеющиеся правила говорят нам, как работать с «бумажными» документами. Конечно, некоторые правила проверки универсальны, кроме того ICC выпустила правила для еUCP , которые, впрочем, описывают лишь ситуацию, когда все или некоторые документы по выпущенному традиционным способом аккредитиву представлены в электронном виде. К сожалению, правила не учитывают широкие возможности блокчейна, который позволяет работать с документами, записями, базами данных, информацией о статусах и об их изменении. 
Стандарты для сделок на блокчейне только предстоит разработать. И сложность в том, что действительно общепризнанные и работающие правила вряд ли появятся раньше, чем в каждой стране появится национальное регулирование сделок на блокчейне и (или) соответствующая судебная практика. До тех пор пока это не произойдет, новые продукты банков, основанные на применении новых технологий, будут, к сожалению, сопряжены с более высоким риском оспаривания сделки, чем традиционные. Вместе с тем банковское сообщество уже работает над проблемой: в частности, на ее решение будут направлены усилия специальной Рабочей группы ICC Russia по применению блокчейна в торговом финансировании.

Смогут ли банки преодолеть имеющиеся сложности и устранить риски?
В 2016-2017 гг. несколько зарубежных и российских банков отчитались об успешно проведенных пилотных проектах на платформах, разработанных с применением технологии блокчейн. Консорциумы банков периодически рассказывают о новых проектах. Но по сравнению с распространением криптовалют и проведением ICO, которые многими рассматриваются как вполне реальные способы расчетов и инвестирования, успехи в области торгового финансирования выглядят более чем скромно. 
Банки крайне консервативны в вопросах рисков, поэтому сложно дать прогноз, когда блокчейн-платформы для торгового финансирования смогут получить повсеместное применение. Учитывая небольшое распространение электронных документов, можно предположить, что внедрение платформ для выпуска гарантий и (или) резервных аккредитивов (SBLC) будет опережать появление платформ для документарных аккредитивов. В области гарантий уже есть успешные проекты (например, реализованный в Австралии при участии компании IBM и нескольких банков проект «оцифровки» процесса выдачи банковской гарантии при аренде недвижимости). Если инициатива банков будет поддержана государством (хотелось бы надеяться, что у проектов в рамках Ассоциации «Финтех» будет именно такая поддержка), то выпуск гарантий на базе блокчейна может начаться уже в ближайшие год-два.
Также перспективными для России могут быть проекты в области факторинга и внутрироссийские аккредитивы (или счета эскроу) для расчетов по сделкам с недвижимостью.

 

Возврат к списку