«Испанка» изменила ситуацию в мире и в международной торговле. Каким будет мир после COVID-19?

25.05.2020

DSC07765.jpg

Публикация Генерального секретаря ICC Russia Татьяны Монэгэн на портале Finversia

Каким бы ни оказался путь восстановления экономики после значительного ущерба, нанесенного ей пандемией, ясно одно: решения о торговых ограничениях, зачастую принимаемые на скорую руку, грозят в дальнейшей перспективе сказаться на экономике не менее губительно.

Вернемся в 1919 год. Только что закончилась Первая мировая война, на улицах городов эпидемия «испанки». Тяжелый финансовый кризис, как всегда, сопровождается ростом протекционизма. В этот момент группа коммерсантов, известных как «вестники мира», интуитивно понимают, что международную торговлю можно использовать как механизм для достижения мира. Именно тогда и создается Международная Торговая Палата (ICC) – как инструмент освобождения торговли от искусственно созданных барьеров. Прошло сто лет. Что же изменилось? В разгаре очередная эпидемия, и страны, которые необдуманно ввели протекционистские меры в марте, теряют рынки сбыта. К маю они осознают последствия и готовы действовать менее деструктивно в отношении международной торговли, однако риск установления политики торговых ограничений сторонниками «экономического суверенитета» не снижается. Очевидно, что поспешно созданные барьеры впоследствии трудно снимать. Об этом же говорит Генеральный секретарь ICC Джон Дентон: «Предприятия очень хорошо понимают, что гораздо проще установить барьеры, чем их разрушать».

Ярким примером протекционизма в начале пандемии стало ограничения экспорта медицинских товаров и защитных средств. Так, Евросоюз уже в середине марта запретил продавать маски, очки и спецкостюмы за пределы региона без официального разрешения. При этом, объявляя о запрете, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен настаивала, чтобы внутри Евросоюза свободная торговля не прекращалась: «Нельзя допускать, чтобы отдельные страны запрещали продажу защитных средств в другие страны-члены ЕС. Мы должны помогать друг другу».

Всего в течение двух месяцев пандемии и борьбы с ней страны установили 150 ограничений на вывоз медицинского оборудования. Всемирная торговая организация (ВТО) в апреле призывала правительства одуматься и не переусердствовать с протекционистскими мерами. В организации признавали, что такие шаги смогут предотвратить дефицит, однако рано или поздно ряд стран столкнется с перепроизводством в условиях нарушенных цепочек поставок. «Нехватка международного сотрудничества может препятствовать столь необходимой реакции рынка на предложение», — подчеркнули в организации.

К призыву ВТО сохранить глобальную торговлю присоединился Международный валютный фонд (МВФ). В своем совместном заявлении организации обратили внимание на ту роль, которую играет открытая торговая политика в восстановлении рабочих мест и оживлении экономического роста: «В частности, мы обеспокоены нарушением поставок из-за растущего использования экспортных барьеров, которые ограничивают торговые потоки ключевых медицинских товаров и продуктов питания». Авторы заявления напомнили, что в 2019 году объем торговли медицинской продукцией составил 300 миллиардов долларов, а протекционистские меры скажутся на рынке.

К середине мая ситуация изменилась — ограничения по экспорту аппаратов ИВЛ и других медицинских товаров отменили Россия, Китай, Великобритания, Турция, Шри-Ланка и Таиланд. Всего около 90 стран или территорий ввели 123 изменения, направленные на упрощение процедур международной торговли лекарственными средствами и медицинскими изделиями, говорится в отчете Университета Санкт-Галлена (Швейцария).

Тем не менее ряд европейских стран продолжают ограничивать торговлю медицинскими товарами даже с соседями по ЕС в нарушение правил единого европейского рынка. Комиссар Европейского Союза по торговле Фил Хоган заявил ранее в этом месяце: «Есть ряд государств-членов, которые занимаются ограничительной практикой, что нас, безусловно, не устраивает».

В G20 посоветовали странам воздержаться от введения экспортных ограничений на сельскохозяйственную продукцию и не делать ненужных запасов продовольствия.  Однако сельское хозяйство рискует столкнуться с более комплексными проблемами, чем ограничение вывоза продукции. Так, в Германии из-за закрытия границ для сезонных сельхозрабочих могут возникнуть трудности со сбором спаржи, клубники и винограда. «Что касается овощей и фруктов, то вполне может возникнуть дефицит отдельных культур. Их нехватка скажется на ценах», - предупреждал глава Немецкого крестьянского союза (DBV) Йоахим Руквид.

Похожая ситуация возникла в Италии, где в апреле никто не мог сказать, что будет с весенними полевыми работами и производством продуктов питания. Однако 17 мая премьер страны Джузеппе Конте объявил о постепенном снятии ограничений: «Мы обязаны пойти на этот риск. Иначе страна никогда не откроется. Мы не можем сидеть и ждать, когда же появится вакцина, когда ее смогут получить наши граждане».

В России на фоне борьбы с последствиями COVID-19 ввели квоты на вывоз пшеницы и других зерновых культур. Минсельхоз оправдывает этот шаг необходимостью сохранить запас зерна в условиях пандемии, которая порождает риск продовольственного дефицита по всему миру. Агентство Bloomberg отмечает, что мир рискует остаться без российской пшеницы впервые за десять лет. Дополнительные опасения в Европе вызывают прогнозы на лето — малое количество осадков грозит неурожаем. Это, в свою очередь, может привести к скачку цен на пшеницу. С другой стороны, ситуация может сыграть и против России — постоянные импортеры пшеницы переключатся на других поставщиков. Так Египет, традиционно закупавший российское зерно, может обратиться за поставками к Франции.

С тем, что мировая торговля не станет ждать, пока отдельные страны снимут ограничения, столкнулись российские производители риса. В Южном рисовом союзе (ЮРС) пожаловались, что начали терять рынки из-за введенного ЕЭК запрета на экспорт. «За месяц действия ограничений партнеры России уже переориентировались на других поставщиков: Азербайджан теперь покупает рис у Турции, Монголия - у Вьетнама. В конечном счете, потеря рынков может обернуться не только финансовыми убытками для российских рисоводов, но и колоссальным снижением экспортного потенциала отрасли», — заявил исполнительный директор ЮРС Михаил Радченко.

Голоса протекционизма будут только усиливаться по мере роста экономических проблем и поиска козлов отпущения, предупреждают в ICC.

Сейчас, когда международная политика зашла в тупик, нужно приложить максимум усилий для достижения консенсуса. «Внутри государств необходимо будет на всех уровнях минимизировать экономический ущерб. На международном уровне придется очень постараться, чтобы показать, что ВТО соответствует требованиям времени и в состоянии создавать торговые правила, подходящие для двадцать первого века», — советует Дентон.

Источник: «Финверсия»

 

Возврат к списку