ДИВОАЛТАЯ.jpg

Как вы начинали экспортировать подсолнечное масло «Диво Алтая» за рубеж?

Мы решили заняться экспортом в первую очередь из-за месторасположения одного из наших заводов: Алтайский край граничит с Казахстаном, и естественным образом так сложилось, что мы начали работать с компаниями из Казахстана. Потом появились сделки с Китаем, Афганистаном, Узбекистаном.

Как это отразилось на Вашей компании?

Экспорт очень повлиял на наше развитие. Одна из китайских сетевых групп, с которой мы сотрудничали, в каком-то смысле научила нас работать. Они приехали к нам на завод, оценили качество нашей продукции, упаковки и сказали: “Тот вариант, который вы сегодня производите, не совсем нам подходит. Если вы готовы меняться, сделать более плотную упаковку, более яркую этикетку, более устойчивую крышку, то мы готовы стать вашими партнерами и раскручивать вас в китайских сетевых компаниях.” Было принято решение о сотрудничестве. У меня в принципе такой жизненный девиз, что, если есть возможности совершенствоваться, их всегда нужно использовать. Поэтому мы постоянно пытаемся улучшать нашу продукцию и работу компании в целом.

В результате, перед отгрузкой масла в Китай мы брали упаковку и буквально играли ею в футбол, снимали это на камеру и отправляли китайским партнерам. Только так они могли убедиться в том, что продукция дойдет в целости и сохранности. Я очень благодарна, что у нас был этот контракт и этот опыт.

Перечислите страны, в которых сегодня продается «Диво Алтая».

Узбекистан, Киргизcтан, Казахстан, Китай. На нашем Краснодарском заводе мы производим кошерное масло, которое поставляем в Израиль. Было несколько сделок с Афганистаном.

Каковы Ваши экспортные планы на ближайшее будущее?

Мы будем выходить на совершенно другие масштабы экспорта. 
В ближайшее время мы запустим новый проект – масло премиального сегмента, экологически чистый продукт, подтвержденный сертификатом, с которым мы в течение этого года планируем выйти в Европу.

Под него будет разработана совершенно другая торговая марка, т.к. Европа диктует определенные правила брендинга. Кроме того, для эко-масла будет использована новая уникальная упаковка. Мы будем первыми в России, кто в принципе представит такую упаковку в этом сегменте продукции. Ее специфика в том, что это спреевый флакон, который на сегодняшний день представлен на рынке только в сегменте оливкового масла. Преимущество этой упаковки в очень высокой экономичности.

Я думаю, что у нас все получится, и Европа нас примет. Возможно, после запуска нашего нового продукта там, мы всерьез займемся и за рынком США.

Какие именно страны Европы вы в первую очередь рассматриваете?

На данный момент — Финляндию и Германию. В Германии мы участвовали в Ганноверской выставке, где представляли Алтайский край на общем региональном стенде. А Финляндия нам интересна своим близким расположением. Мы хотим построить там небольшой завод с собственной лабораторией, а также склад готовой продукции. Клиенты смогут приезжать, знакомиться с производством и тут же приобретать продукт. Не будет сложностей в логистике.

Как вы обычно ищете дилеров в других странах?

Дилеры ищут нас, они же берут на себя функцию продвижения нашего продукта. Такова тенденция на рынке подсолнечного масла. Они знакомятся с нами на выставках, например, сегодня мы ждем три делегации на выставке World Food Expo, которые заранее договорились о встрече с нами. Безусловно многие обращаются к нам по рекомендации. Кто-то выходит на нас через наш сайт.

Существуют ли для вас сложности, с которыми вы периодически сталкиваетесь, занимаясь экспортной деятельностью?

Сложности я абсолютно никакой не вижу. Только языковой барьер и некоторые особенности маркетинга - например, визуализация. То, что мы делаем для внутреннего рынка, не всегда работает на рынках Узбекистана или Китая.

Какие советы Вы бы дали начинающему экспортеру?

В первую очередь я бы посоветовала проконсультироваться у компаний, которые уже занимаются экспортом, получить экспертную оценку. Понять, как это делается. Когда мы с свое время сталкивались с определенными трудностями, мы обращались даже к нашим конкурентам. Сегодня бизнес так устроен, что люди открыты к коммуникациям, поэтому всегда можно без проблем получить необходимую информацию - даже у конкурента.

Кроме того, существует ряд компаний, которые осуществляют мониторинг рынков стран, интересных для конкретного производителя. Они анализируют, насколько данный продукт может быть востребован на определенном рынке, предоставляют четкие цифры по его емкости, ценам. Представители этих компаний отправляются в розничные сети стран, запрос на которые поступил от клиента, и делают контрольную закупку. Это очень здорово и может помочь на старте.

Также я бы рекомендовала обратиться в Российский экспортный центр. Там вам смогут подсказать, где проходят нужные выставки и мероприятия. РЭЦ предоставляет информационную поддержку, которая необходима для уверенного первого шага в экспортном направлении.

IMG_0134.JPG

С чего начинался экспортный путь наушников марки Kennerton?

Наша первая марка Fisher Audio появилась в 2006 году. По версии исследовательского концерна GFK мы вошли в тройку самых продаваемых брендов наушников в России. Но поскольку экономическая ситуация была нестабильной, в 2008 году я задумался о том, что пришло время осуществить мою мечту: чтобы мой продукт продавался во всем мире. 

Несколько лет мы исследовали, что именно нравится зарубежным клиентам. К 2012 году я точно знал: единственное, что их может заинтересовать, - это нечто уникальное, созданное как произведение искусства. 

Анализируя качество наушников популярных брендов того времени, я пришел к выводу, что их популярность – это результат хорошего маркетинга, качество же звука было не на высоте. Я понял, что мы можем намного улучшить привычный для пользователя звук. 

Так появился дополнительный люксовый бренд, Kennerton Audio Equipment, предназначенный в первую очередь для зарубежных рынков. 

Как, с Вашей точки зрения, следует продвигать товар за рубежом? 

Первое, очевидное, условие – продукт должен быть действительно высококлассным. Второе – участие в международных выставках. Там вас увидят, о вас заговорят, к вам появится интерес. Следующий шаг – поиск правильных партнеров.  Из-за недобросовестности первого же клиента, который у нас был в Германии, мы потеряли 32 тысячи евро. Это отбросило нас на полгода назад, мы не могли продолжать разработки. И наоборот, Франция стала нашим основным рынком благодаря выбору правильного и порядочного дистрибьютера. 

Как происходит поиск клиентов?

Самый простой способ – понять, кто твои главные конкуренты, обратиться к их дистрибьютерам и предложить чуть более интересные условия. Они могут быть заинтересованы в работе с вами хотя бы потому, что рынок наушников довольно узок, и если вы не будете работать с ними, то будете работать с кем-то из их конкурентов. 

Каковы основные трудности, возникающие при осуществлении трансграничной торговли?

Разница менталитетов, языковой барьер. Очень мешает наше неумение составлять договоры. На Западе бьются за каждую запятую, а нам это несвойственно. Что делать, если по вине перевозчика товар придет немного поврежденным, а обнаружится это не в момент приемки, а через 3-4 месяца? Это нюансы составления договора, которым надо учиться. 

В каких странах вы на сегодняшний день представлены?

Во Франции, Германии, Швейцарии, Великобритании, Испании, Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, Польше, Украине, Израиле, Японии, Сингапуре, Малайзии, Индонезии, Тайване, Корее, Гонконге, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. 

Вы перечислили очень большое количество государств. Каковы особенности ведения в них бизнеса? 

В Швеции, например, рынок традиционно сложный. Швед – это потребитель-патриот. Если у шведа будет выбор между иностранным и шведским продуктом, он всегда выберет отечественный. 

Французы очень открыты и многословны в плане обсуждений. Если ему что-то нравится – он пишет в интернете подробные обзоры, безвозмездно выполняет огромную маркетинговую работу. Но французы очень не расточительны в плане покупок и готовы сделать свой выбор в вашу пользу только при условии, что продукт с лихвой окупает каждый вложенный в него цент.

В странах Юго-Восточной Азии слова “Made in Russia” - это гарантия качества. Это шанс, которым можно и нужно пользоваться. 

Американцы любознательны. Даже если они не знают твой бренд, они изучат все форумы, чтобы собрать информацию. 

А как отличаются стратегии продвижения?

В США существует такой ресурс как Massdrop, на котором осуществляются коллективные закупки. Например, регулярная цена на модель наушников - 1099 долларов. А там она будет неделю продаваться по цене 699 долларов, при условии, что соберется определенное количество заказов. В итоге получаются объемы продаж, сопоставимые с объемами хорошего дистрибьютера.   

Кроме того, очень хороший способ продвижения продукта в Штатах и странах Юго-Восточной Азии – это получить отзывы от лидеров мнений, пользующихся уважением профессионалов, которые публикуют свои обзоры на различных форумах и тематических порталах. Работает это так: я выпускаю модель и отправляю ее этим людям. Они тестируют, пишут обзор, создают на своих форумах и блогах ветки, посвящённые этой модели, и отправляют наушники следующему блоггеру. При этом они не получают денег от нас. Если продукт хороший, то автор обзоров обязательно сам захочет написать о нем. 

В Сингапуре, чтобы продукт продавался, у него должна быть история. У нас в сингапурском штате был человек, который писал маркетинговые тексты. Читая их, я каждый раз краснел. Это была правда, но слишком приукрашенная. Оказалось, что без этого в Сингапуре успешных продаж быть не может. 

Каковы Ваши экспортные планы на ближайшее будущее?

Выйти на самый емкий рынок – китайский. Это моя главная мечта. 

Далее, у нас нет дистрибьютера в США. Мы пытались там работать, но не поняли специфику: США так велики, что в этой стране нельзя иметь эксклюзивного дистрибьютера. Англоязычное население использует одни ресурсы, испаноязычное и франкоязычное – другие, поэтому дистрибьютеров должно быть много, в идеале – по одному в каждом крупном штате. Этого мы сейчас и пытаемся добиться. 

Хотелось бы улучшить наши позиции в Великобритании, также я веду поиск партнеров в Аргентине. 

Что для Вас значит экспорт?

На сегодняшний день экспорт – это 85-90% моего оборота. Если бы не было экспорта, марки Kennerton тоже бы не было.


ПАННА.jpg



Расскажите, пожалуйста, о том, как вы начали заниматься экспортом. Чем было обусловлено это решение?

Когда наборы для творчества PANNA завоевали популярность на российском рынке, мы обратили внимание на зарубежный. Провели исследование и поняли, что наша продукция вполне может заинтересовать зарубежного потребителя. PANNA стала активно участвовать в выставках по хобби и рукоделию в США, Англии и Германии. 

С какими трудностями Вы сталкивались в начале своего экспортного пути? Как Вам удалось с ними справиться?

Самое первое, с чем мы столкнулись – это разница в языках. Пришлось привлечь в штат переводчиков, чтобы адаптировать русскоязычные инструкции для граждан разных стран.

Вторая трудность – особенности отдельных рынков, разная ментальность. Нужно было найти индивидуальный подход к каждому потенциальному клиенту при том, что никто из них не знал нашу компанию. Мы искали точки соприкосновения с аудиторией: предлагали специальные условия, подбирали товары, которые будут пользоваться спросом в конкретной стране.

С какими барьерами вы чаще всего сталкиваетесь сегодня? 

Большинство зарубежных клиентов не понимают привычных нам многостраничных контрактов, не сталкивались со сложностями перевода денег в РФ. Им неизвестно, что в России, Европе и США используются различные платежные системы. Им непонятны отсутствие IBAN-кода у российских компаний, высокие комиссии за перевод денег, невозможность использовать PayPal для получения денег от юридических лиц. Они не знакомы со сложностями таможенного оформления при импорте из России. К тому же таможенная пошлина на нашу продукцию одна из самых высоких - 12%. Чтобы справиться с этим, мы разъясняем клиенту каждый пункт контракта.

Из-за многочисленных барьеров российская продукция часто оказывается не конкурентоспособной, так как стоимость их преодоления превышает выгоду от суммы экспорта. Особенно это касается пробных партий товара. То, что представляет незначительную трудность при экспорте эшелона нефти, является реальным барьером при попытке экспортировать несколько коробок наборов для вышивания. 

Ещё одна проблема: некоторые фирмы за рубежом готовы принимать наши товары только на реализацию (консигнацию), с оплатой товара только после его перепродажи местным магазинам. Но это противоречит действующим правилам валютного контроля, согласно которым мы обязаны указать конкретный срок оплаты в контракте, которого не может быть при таком способе работы.

Перечислите, пожалуйста, основные регионы за пределами России, в которых вы на сегодняшний день представлены. Какова специфика работы в каждом из них? 

Европа, Ближний Восток, Северная и Южная Америка, Юго-Восточная Азия, Австралия. Естественно, каждый регион имеет свои предпочтения при выборе ассортимента. Например, в Америке предпочитают наборы с ярким дизайном и простые техники вышивания. Европа более консервативна: здесь покупатели предпочитают классический крест, строгие дизайны. Также европейские клиенты дольше принимают решения о начале сотрудничества.

Какие факторы определяют успех PANNA за рубежом? 

В первую очередь, это ассортимент: порядка 1500 наименований. Ни один из иностранных производителей наборов для вышивания не может предложить своим покупателям такого разнообразия техник, уровней сложности, сюжетов. Мы тщательного изучаем потребности наших покупателей, следим за трендами не только в вышивании, но и во всех смежных видах творчества, активно ищем и привлекаем к сотрудничеству современных художников. 

Расскажите о Ваших экспортных планах на будущее. 

Планируем развивать рынки, на которые уже вышли, увеличивать количество клиентов. Очень перспективны американский, австралийский рынки, страны Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. 

Получаете ли Вы финансовую и нефинансовую поддержку от Российского экспортного центра (РЭЦ)? 

Да, мы активно сотрудничаем. Аналитические отчеты Центра помогают нам лучше планировать продажи, определять целевого потребителя, страны сбыта наших наборов для творчества, находить потенциальных покупателей. 

Как Вы оцениваете роль экспорта в развитии Вашей компании? 

Выход на экспорт позволяет нам двигаться вперед, постоянно приумножать наши знания в области маркетинга и продаж. Это новый виток развития и расширения возможностей для нашей компании.

SoyuzMicrophones.jpg

Расскажите, пожалуйста, о своей компании, что она производит?

Мы занимаемся производством студийных конденсаторных, ламповых и транзисторных микрофонов. Это оборудование, которое используется для профессиональной звукозаписи - очень специфический, нишевый продукт. 

Изначально мы не планировали производство, мы хотели просто продавать микрофоны российских производителей. Но все, с чем мы столкнулись, не соответствовало западным стандартам с точки зрения позиционирования продукта, маркетинга. Мы поняли, что нам придется создать продукт самим, и он должен быть высочайшего качества: это очень узкий рынок, и малейший просчет сразу же разлетится по всем форумам. 

То есть именно экспорт был Вашей изначальной стратегией?

Да, мы изначально настроились на экспорт. Мы понимали, что российский рынок студийных микрофонов в десятки раз меньше, чем мировой. 

Каковы были Ваши первые шаги в экспортном направлении? С какими барьерами вы столкнулись?

Мы долго искали инвесторов, потратили на это целый год. В итоге нашли те деньги, которые нам помогли запустить производство. Дальше все было просто. Экспорт на самом деле гораздо проще, чем кажется. Главное – найти партнера, который заинтересуется. 

В каких регионах Вы уже присутствуете?

Наши основные рынки сбыта – это США, Германия, Япония, сейчас набирает обороты Китай, далее идут Италия, Польша, хорошие продажи в Чили, в Великобритании. 

Во все эти страны экспортировать одинаково просто?

Да, единственная сложность – с Китаем: необходимо получать заключение техэкспертизы о том, что это не изделие двойного назначения, что оно не используется для создания оружия массового поражения. Но и это представляет сложность скорее для китайцев. Для нас сложно не оформлять, а продавать: найти компанию, которая поверит в твой продукт и будет его рекомендовать. 

Как Вам удалось справиться с этой задачей?

Было очень важно понять, где на рынке есть незаполненная ниша – просто неплохим продуктом сейчас вряд ли кого-то заинтересуешь. На рынке ценятся винтажные микрофоны производства 50х, 60х, 70х годов - клиенты готовы платить за них большие деньги, потому что эти микрофоны собирались вручную и давали характерный звук. А сейчас ситуация поменялась: все идут в сторону удешевления и начинают использовать технологии массового производства. Поэтому мы решили создавать микрофоны по той старой технологии, и что это станет нашей отличительной чертой. 

Правда ли, что поворотным моментом для Вас стала покупка Вашего микрофона продюсером группы Radiohead?

Да, я лично отвозил этот заказ. Но не во всех странах это работает. В США есть celebrity culture, люди смотрят: «Ага, вот этот парень купил, он крутой, значит, мне тоже надо». А вот, например, в Соединенном Королевстве работают только личные рекомендации. Япония и Китай – это вообще другой мир, другие принципы продвижения. 

Какую роль в успехе Ваших микрофонов сыграл их дизайн?

Многие микрофоны на рынке очень похожи друг на друга, и мы решили, что нужно выделяться. Дэвид, мой партнер, очень долго работал над дизайном, начиная с рисунка на салфетке и заканчивая чертежами и 3D моделью. Дизайн – это то, что нас выделает, наша визитная карточка. 

Были ли попытки подделать этот дизайн?

Да, и это хороший показатель. Что попало подделывать не будут, и в каком-то смысле мы даже гордимся, что нас наконец-то подделали! 

Как вы планируете увеличивать объемы экспорта?

В случае с продукцией ручной работы очень многое зависит от человеческого фактора. Человек может собрать определенное количество микрофонов. Здесь самая большая сложность – это масштабируемость. Два года подряд наши продажи удваивались, и мы столкнулись с тем, что физически не можем обеспечить то количество микрофонов, которое от нас требует рынок. Сейчас мы идем на грани, но еще чуть-чуть, и мы уже начнем отставать от заказа. Нам бы этого не хотелось, потому что мы понимаем: если не сделаем мы – сделает кто-то еще. Надо наращивать объемы производства, но при этом есть риск потерять качество. Сейчас мы внедряем у себя систему менеджмента качества, чтобы выстроить эти масштабируемые процессы, которые позволят нам сохранить качество при увеличении количества. 

Есть ли какие-то рынки, на которых вас еще нет, но очень бы хотелось попасть?

Большой рынок – Индия, Bollywood, вся эта индустрия. Есть серьезный потенциал в странах Латинской Америки – Аргентине, Бразилии. 

Получали ли вы когда-либо информационную или финансовую поддержку от государственных организаций?

Да. В 2017 году я узнал, что в Туле на базе комитета по поддержке предпринимательства есть Центр поддержки экспорта. Они ведут образовательные программы РЭЦ и оказывают поддержку экспортерам: переводят сайты на английский язык, софинансируют сертификацию продукции, выделяют деньги на проведение маркетинговых исследований. Во многом благодаря им в 2017 году мы запустили процесс сертификации системы менеджмента качества: они компенсировали 80-90% этих затрат. 

Что бы вы посоветовали производителю, у которого есть достойный продукт, но который боится заниматься экспортом?

Первым делом я бы предложил поехать на зарубежную отраслевую выставку. Пообщаться с дилерами, конкурентами, понять, насколько ваш продукт соотносится с тем, что сейчас в тренде, и найти партнера. Надо искать инсайдера, человека, который работает на этом рынке. 

Вторым шагом будет принять участие в выставке с собственным стендом. Но главное - понять, что выставлять: если здесь ошибиться, второго шанса уже не будет. 

Вообще экспорт – это круто. Ты понимаешь, что продукты, которые ты разработал, действительно востребованы за рубежом. Ты создал некую ценность, люди на Западе заплатили за это деньги, и эти деньги вернулись к тебе в регион, ты заплатил зарплаты. В России очень большой экспортный потенциал, и все зависит от того, как люди этим воспользуются. Делайте свое дело, ищите партнеров, продвигайте, не стесняйтесь! Смотрите шире, будьте амбициознее, и все получится!

biofood-verstka.jpg

BioFoodLab - компания по производству натуральных продуктов питания на базе технологии бережного производства.

Расскажите о вашей компании. Как идея, зародившаяся в Бостоне, была развита в Москве и вернулась обратно на глобальные рынки?

Бостон – это одна из экономических стартап-столиц США, где люди к тому же заботятся о здоровом образе жизни. В их числе и университетские профессора, и менторы, и бизнес-сообщество, с которым мы встречались. Мы думали, этот тренд придет в Москву в необозримом будущем, но к 2012 году в российской столице сформировался тренд - заниматься спортом. Появились беговые сообщества. Новые активности требовали новых продуктов, и в том же 2012 году мы запустили свою первую линейку – фруктово-ореховый батончик Bite. Мы организовали свое производство в арендованных помещениях, затем открыли собственный завод в Москве, получили международные сертификаты, благодаря чему смогли экспортировать продукт на внешние рынки.

На рынках каких стран сейчас представлена ваша продукция?

Мы экспортируем товар в 14 стран: Западная и Восточная Европа, ОАЭ, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, также Китай, Канада. Для меня было важно, чтобы в России появилось как можно больше отечественных товаров международного качества, достойных представлять нашу страну на международной арене.

Мы изначально строили компанию международного уровня и делали продукт, с которым будет легко выходить на экспорт. Если название – то сразу на английском языке, если упаковка – по евро-стандартам. К слову, упаковку мы адаптируем к рынку той страны, куда планируем выходить – требования везде разные.

Вы представлены на Tmall.com. В чем заключается специфика работы в Китае?

Мы сотрудничаем с Tmall.com, есть несколько потенциальных оптовиков, но пока торгуем через приграничную зону. Для китайского рынка сделать упаковку сложнее, чем для европейского. У них очень много нюансов: строгая политика по импорту, защита своих производителей. Например, нам пришлось полностью отказаться от некоторых фраз, описывающих продукт. Но рынок Китая интересен, в ближайшее время планируем продолжать работу с ним, перемещаться в офлайн-продажи. Сейчас ведутся переговоры с супермаркетами Китая.

Расскажите о партнерстве с организаторами Лондонского марафона, в результате которого ваш продукт пополнил стартовые пакеты участников забега.

Одно из стратегических направлений нашей компании – это поддержка спорта в России. Особый интерес для нас – бег, триатлон и теннис. В России мы уже поддерживаем лучшие беговые сообщества и являемся официальным перекусом Московского марафона. Случайно узнав о том, что организаторы Лондонского марафона в этом году объявили конкурс между европейскими и американскими поставщиками снеков, которые будут в стартовых пакетах всех участников, мы отправили в Лондон наш продукт. В итоге Bite оказался лучшим снеком. Вместе с Bite бежали 40 тысяч участников марафона. Для нас это, безусловно, большая честь и признание качества на международном уровне. Сегодня мы получаем огромное количество заявок на продукцию и планируем расширить дистрибуцию в Великобритании.

Планируете ли вы в дальнейшем расширять ассортимент и добавлять сопутствующую продукцию?

Уже сейчас мы запустили детскую линейку натуральных и полезных снеков Bitey для раннего детского питания от 2-х лет. Это инновационный продукт, который поможет мамам и папам приучить детей к здоровому образу жизни. В ближайшее время мы планируем развивать и расширять категорию детских снеков.


Led-itog.jpg

Компания ООО «ЛЕД-Эффект» - Российский производитель энергоэффективного светодиодного освещения.

Молодые и амбициозные

Компания LED effect вышла на рынок энергоэффективного освещения в 2009 году. Сегодня мы входим в десятку крупнейших производителей светодиодного освещения в России. Средний возраст наших сотрудников – 30 лет.

Из России со светом

За это время мы достигли запланированного уровня продаж в России, запатентовали собственную технологию FINEFREE, которую высоко оценили наши зарубежные партнеры, и решили, что пора диверсифицировать каналы продаж, т.е. развивать экспортное направление.

Для этого пришлось:

  • получить маркировку CE

  • доработать технологии производства под требования зарубежных рынков

  • развить компетенции по специфики зарубежных рынков у российского персонала

  • преодолеть высокую конкуренцию с китайской продукцией

  • изменить привычки иностранных потребителей и подчас предвзятое отношение ко всему, что сделано в России

Что изменил выход на экспорт в нашей компании?

Безусловно, есть отличия в российском и западном подходах к производству. Мы уже прошли европейскую сертификацию безопасности и получили маркировку СЕ, на очереди UL-сертификация для США и получение сертификатов для других рынков. Получение СЕ вынудило нас перейти на закупку других проводов, изменить технологии пайки и изготовления печатных плат. В итоге у российского потребителя появилась возможность приобретать продукцию, сделанную по европейским стандартам. И нас это искренне радует.

Наши приоритеты                                                                                                                           

Сначала мы вышли в Ближнее зарубежье, на рынки Казахстана, Белоруссии, Украины. Сегодня планируем экспансию в Европу, Латинскую Америку, на север Африки.

Обратная связь

В России принято ругать все отечественное в целом и власть в частности. Но лично мы получили поддержку государства, как только запросили ее. В России функционируют программы поддержки экспорта до 2020 года в области сертификации и патентования продукции, представления производителей через торговые представительства, частично компенсируется участие в выставках, а также есть возможность получить льготное финансирование и страхование сделок, направленных на экспорт! И российские экспортеры должны об этом знать.


canoe-verstka.jpg

Canoe – одна из крупнейших в России компаний, специализирующихся на производстве головных уборов. За год она выпускает порядка миллиона единиц продукции. Оборот компании составляет более 400 млн рублей в год.

Почему Canoe?

«Потому что всегда вперед и против течения», - вспоминает о старте компании в 1996 году ее владелец Валерий Туниянц. Недавно Canoe исполнилось 20 лет.

Когда началась работа с зарубежными партнерами?

 В 2001 году мы подписали контракт с американскими Walt Disney и Warner Brothers – на производство продукции для 15 стран.

Как компания вышла на зарубежные рынки?

Через выставочную деятельность. В 2003 году мы впервые выставили продукцию в Европе, на немецкой выставке CPD. Там же был подписан контракт на создание дистрибуции на территории Европейского содружества. В 2004 году мы начали сотрудничество с компанией Caps World по поставкам продукции в Китай для розничной продажи в крупных моллах Китая и Гонконга. Заключенный контракт с Intersport позволил прочно закрепиться в нише спортивной индустрии. В 2005 году начались первые поставки в США, на Мальдивы, а также открытия розничных магазинов Canoe в Прибалтике и Армении.

Что принес кризис 2008 года?

Кризис 2008 сорвал большинство планов, но в то же время принес странные результаты. Компания резко увеличила свой оборот, так как с ней начали работать российские и мировые гранды. За период с 2009 по 2017 годы компания заключила контракты с Metro Group, Debenhams, Stockmann, Otto, Quelle, JD.com, Снежная Королева, Wildberies, lamoda.

Какие зарубежные рынки сегодня наиболее интересны?

Сегодня для нас самые перспективные рынки – это Америка, Китай и Гонконг, хотя все начиналось с Европы. Мы продавали свою продукцию оптом в Евросоюзе, открыв первый офис и склад в немецком Аугсбурге. Запускали собственные розничные магазины в Прибалтике и СНГ. Сегодня наш шоу-рум и склад находятся в Австрии. Но должен сказать, что по привлекательности Европа проигрывает Америке и Китаю. В ней слишком долго принимаются бизнес-решения, а сотрудники тратят больше времени на изучение трудового законодательства и своих прав, чем на саму работу.   

Что выступает сегодня основным административным барьером для развития внешнеэкономической деятельности у малых и средних предприятий?

Не открою Америки, сказав, что два основных барьера – это система налогообложения и процедура оформления документов. Пока не решится проблема возврата НДС, мы не увидим резкого скачка в объемах экспорта у МСБ. Не меньше тормозит процесс и высокая брокерская цена оформления документов. Она сильно удорожает поставки мелких грузов, мешает частым поставкам для пополнения ассортимента на складах или для европейских интернет-магазинов.