Raftlayer

 

RAFTLAYER2.jpg


Сергей, расскажите, пожалуйста, о Вашей компании.

Наша компания производит походную и военную экипировку, спасательные костюмы и сопутствующие товары - палатки и спальные мешки с усиленной защитой от влаги и холода. Аналогов данной продукции в мире не существует. Кроме того, мы производим нейроортопедические реабилитационные костюмы для больных ДЦП, хотя это некоммерческий проект. Цена одного изделия составляет порядка 50-60 тысяч рублей, что позволяет проходить реабилитацию в домашних условиях. Это очень важно, поскольку стоимость ближайшего аналога из Швейцарии – примерно 15 миллионов рублей, и чтобы им пользоваться, люди вынуждены обращаться в специальные реабилитационные центры.

Как Вы решили заниматься экспортом?

Это произошло очень естественно. В 2011 году на Первом канале вышел репортаж о нашей компании, и тогда зарубежные партнеры сами начали выходить на нас. Позже большой резонанс получила посвященная нам публикация в журнале Forbes. Потом все пошло по нарастающей. Так мы вышли на зарубежный рынок.

На выставке вооружения в Астане в 2012 году мы представляли плавающий бронежилет. Чтобы понаблюдать за этим экспериментом, на выставку прилетали специалисты из Германии. Помимо изделия весом 13 кг, на испытуемого была помещена имитация боекомплекта – еще 25 кг. Человек находился на воде и не тонул, все были шокированы. После этого мы получили наш первый экспортный госзаказ - от Министерства обороны Казахстана. Сейчас по этому бронежилету у нас ведутся переговоры с правительством Колумбии, а также с потенциальными партнерами из Грузии и Турции.

Перечислите, пожалуйста, страны, в которые вы наиболее активно экспортируете на сегодняшний день.

Сейчас наши основные клиенты – это Канада, Норвегия, Германия, Англия, Турция, страны Прибалтики, Украина, Белоруссия.

С какими основными барьерами при осуществлении трансграничной торговли Вы сталкиваетесь?

У нас есть множество потенциальных партнеров, искренне заинтересованных в сотрудничестве, работа с которыми очень осложняется из-за препятствий, создаваемых законодательствами их стран.

В Турции, например, национальная текстильная промышленность очень серьезно защищена от конкуренции со стороны зарубежных поставок. Кроме того, взаимодействие со многими странами осложняется наличием санкций в отношении России.

Определенные сложности могут быть связаны и с высокими таможенными сборами на готовые изделия, из-за этого многие партнеры предлагают нам хотя бы частично производить сборку на их территории. Но зачастую подобные предложения представляют собой не что иное, как попытку получить нашу технологию сборки, а затем наладить собственное производство. Конечно, мы вынуждены от них отказываться.

Вы упоминали, что аналогов вашей продукции в мире нет. В чем ее уникальность?

В первую очередь, в дышащих свойствах. Вся наша экипировка подходит для повседневной носки. Обычно при изготовлении костюмов-поплавков используют пластины или воздушные пузыри, которые совсем не пропускают воздух: человек как будто находится в полиэтиленовом мешке. Мы же используем специальную дышащую гранулу, имеющую тепловые и противоударные характеристики. При этом наша продукция может быть использована при температуре -60°С и даже ниже, о чем свидетельствуют многочисленные заключения экспертов. Кроме того, мы разработали единственный в мире плавающий костюм, созданный полностью из сетки, – ничего похожего нет ни у одного производителя.

Расскажите, пожалуйста, о Ваших планах на будущее.

Мы работаем над запуском очень серьезного проекта, который должен стать локомотивом нашего производства. Это линия противоударной детской одежды, обеспечивающей защиту мягких тканей, затылочной части, поясницы, и кроме того имеющей плавающие свойства – ведь дети иногда выбегают на лед. При всем этом дополнительном функционале визуально изделия не будут отличаться от привычной нам зимней одежды. В этом сегменте мы не видим для себя конкурентов на мировом рынке.